Правила жизни Евгения Примакова

Правила жизни Евгения Примакова

Евгений Примаков запомнился окружавшим его людям своим невероятным обаянием.

Евгений Максимович Примаков в разное время был главой Службы внешней разведки, МИДа, правительства. И куда бы он ни приходил, везде был на своем месте. Феномен Евгения Примакова еще долго будут обсуждать политики и обыватели. Но весь фокус не в том, каким он казался, и даже не в том, что говорил. Дело в атмосфере, которая создавалась в его присутствии. Ибо, как говорили древние мудрецы, никто не способен создать атмосферу, не принадлежащую его духу.

«Он обладал даром провидца. Он понимал, что устойчивая политика опирается на реалии современного мира, и он предсказал реалии многополярности, когда в мире появятся новые центры экономического роста, финансового могущества и, соответственно, политического влияния», — считает глава МИД РФ Сергей Лавров.

А кто почувствует атмосферу лучше женщины? Единственная женщина (не считая супруги), которая была рядом, — личный пресс-секретарь Татьяна Самолис. Мы попросили ее вспомнить, какой была «атмосфера Примакова» и какими были жизненные принципы и правила, которых он придерживался.

Правило 1. Доверяй интуиции и женщинам

— Расскажу, как я попала к нему на работу. В 1986 году в газете «Правда» была опубликована моя статья, которая вызвала много шума. В те годы она казалась очень смелой, смысл её сводился к тому, что партию нужно очистить от самой себя. Мне позвонил мужчина. Я сразу подумала: «Голос похож на Примакова» (в то время все смотрели выступления с трансляций заседаний совета депутатов как увлекательный сериал, так что я его голос знала). Оказалось, действительно Примаков! Он мне говорит, что ему нужен человек, во-первых, никак не связанный с разведкой, во-вторых, с «демократическим имиджем», и в-третьих — женщина. Поскольку я вроде как подхожу под эти параметры, то попросил прийти на собеседование. Я пришла. Он задал один-единственный вопрос: «Как вы себе представляете — что такое служба в разведке?» Я отвечаю: «Это что-то наподобие работы в НИИ, куда стекается информация и где её анализируют». Он повернулся к одному из присутствующих и сказал: «Может, она и права». И взял меня.

Правило 2. Постарайся понять чужую логику

— Ситуации разные бывали, но я не помню, чтобы он злился, кричал, ничего такого. Как-то он поехал в командировку в одну страну. Летел с закрытой миссией по поручению президента. Но полетел в обычном самолете, и там были журналисты (они направлялись совсем по другому поводу — освещать какое-то событие). Но они его увидели, сопоставили факты и сделали свои выводы. На следующий день вышли статьи… И вот Евгений Максимович звонит мне: «Таня, что это такое?!» Я ему объясняю, что это обычное дело, что интерес к информации — то, чем живет журналист. Он: «Неужели они не понимают, что сама моя должность не предполагает, чтобы так легко делать выводы? Как они не отдают себе отчета, что, может быть, раскрыли важные политические сведения?» Он хотел опровержения от СМИ. Я сказала, что не согласна. Сказала, что ситуация уже ушла, нужно её отпустить. «Мы найдем возможность донести до редакторов и журналистов вашу логику». И он согласился, хотя был сильно расстроен.

Правило 3. Даже самый большой секрет нуждается в маленьком рассекречивании

— Благодаря ему о разведке вообще стали писать и говорить. При нем впервые публиковали доклады разведчиков. Идея создания пресс-бюро и проведения брифингов принадлежит тоже ему. Он понимал, что нужно приоткрыть форточку в работе самого секретного из ведомств. Он сам, как главный разведчик страны, не ощущал себя Джеймсом Бондом. Мне кажется, разведка его не изменила — он каким был, таким и оставался. А вот он разведку изменил.

Правило 4. Приподнимай каждого человека

— Мне нравилось, что он советовался. Я говорила: «Евгений Максимович, ну кто я такая, чтобы вам советовать?!» А он на это: «Не говорите так, Таня, о себе никогда». И я потом была свидетельницей подобных сцен: он каждого человека, с которым говорил, приподнимал до себя. Такое, наверное, возможно, когда человек не преувеличивает собственную значимость. В этом был, возможно, секрет его обаяния.

А вообще его обаяние было рассыпано в реакциях. Оно так и сыпалось из его глаз, из каждой клеточки его тела. Никогда вы не увидели бы его с каменным лицом во время общения с кем бы то ни было. Вот как только его не называли (в том числе спасителем России) — можно было бы раздуться от самомнения. Но он был слишком умен и слишком самоироничен.

Правило 5. Искренне интересуйся каждым человеком на своем пути

— Я думаю, всё дело в том, что Примаков искренне интересовался каждым человеком, будь он повар, дворник. Вот я часто была свидетельницей таких сцен. Кто-то его останавливает, начинает что-то рассказывать, а он внимательно слушает, и у него нет тоски во взгляде: «Когда же это закончится? У меня много важных дел». В глазах читается неподдельное уважение: «Этот человек из другого слоя, у него все другое. Это же интересно!» Евгений Максимович знал, сколько у водителя детей, чем болеет его жена. При необходимости он сам договаривался о лечении, о таблетках.

Правило 6. Если можно сказать человеку что-то хорошее, это надо прямо сразу брать и делать

— Он не скупился на добрые слова. На похвалу. Считал, что если можно сказать человеку (или о человеке) что-то хорошее, то надо обязательно это сделать. А вот с плохим, с критикой лучше не торопиться, это надо отложить.

Мне он часто мог пробурчать что-то вроде: «Таня, вы сегодня хорошо выглядите». Но из его уст это звучало лучше любых комплиментов.

Правило 7. Не оставляй хорошую шутку без ответа

— Был такой период, когда все ведомства активно использовали внебюджетные фонды. Сами зарабатывали, проще говоря. И вот сотрудник Юрий Кобаладзе написал ему (в шутку, не всерьез) служебную записку. В ней он предлагал открыть пункт обмена валют и использовать для этого мой кабинет, поскольку окна большие у меня были и выходили они на оживленную улицу (меня он предложил переселить в другое место). Предложил, чтобы занимался обменом валют другой наш сотрудник, который окончил МГИМО и был отличным экономистом. И вот Евгению Максимовичу вместе со стопкой документов принесли и эту бумагу. Примаков увидел записку, прочитал и спрашивает: «Ты Юру давно видел? С ним все нормально? Он здоров?» И в итоге тоже перевел все на юмор. Юра вообще словно запускал воздуха в плотную атмосферу разведки. Разряжал её. И Примаков не мог этого не понимать. Кстати, они оба из Тбилиси, и у них общение было пронизано тонким юмором. Когда Евгений Максимович уже ушел из разведки в МИД, Юра пригласил его на свой юбилей. Написал, что понимает, кто он и кто Евгений Максимович (тот был в ранге министра), и добавил что-то вроде: «Так что если вы не придете, я пойму, но может быть, пришлете мне какой-нибудь подарочек?» Примаков понял, что это шутка, а шутку без ответа он оставить не мог. И он написал примерно следующее: «Государственные деньги на вас тратить я не могу, а свои не хочу».

 Правило 8. Стиль полемики важнее предмета полемики

— С кем бы он ни вел дискуссию, всегда это было выдержано в его чисто примаковском стиле. Взгляды могли расходиться, но он никогда не распространял свое суждение до личности человека. И у него был принцип — относиться к каждому изначально как к самому порядочному и честному, пока он не докажет обратное. Это опять-таки то самое, что приподнимало людей после общения с ним. Потому они видели масштаб его личности. Он не мог унизить человека своим резким критическим резюме. Никогда не ставил ни на кого штампы.

Правило 9. Будь искренним

— Я даже представить не могу, чтобы он хоть раз сказал в глаза человеку одно, а за глаза другое. Никогда. И если он что-то рассказывал про себя самого, то это были короткие, но полные искренности реплики. Иногда они звучали так, что содрогалось сердце. «Какой у меня был сын, Таня! Это ужасно, что он ушел!» И это было не исповедальное, а что-то другое. Что-то, что вырывалась само по себе. Он очень любил сына, который рано умер, и очень горевал по нему. Он был искренен даже в самых неожиданных вещах. Однажды спросил: «Таня, ты смотришь сериалы, «Санту-Барбару», например?» Я чуть ли не с возмущением сказала, что нет, такое не смотрю (хотела показать, что это выше меня). А он так запросто признался: «А я смотрю. Иногда приходишь домой, и хочется что-то такое посмотреть. Последние серии не смотрел, включил телевизор и все равно все понял, что у них там случилось».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *