Спиной к зрителю

Спиной к зрителю_1

Чёрный фрак, вскинутая голова, энергичные взмахи рук… Антураж тот же, что и всегда.

Но дирижерская палочка — в женских руках.

На лицах слушателей застыло недоумение.

Нарушительницей традиции стала Вероника Дударова — смелая женщина, рискнувшая управлять оркестром.

«Больше всего я боюсь дирижеров!» — признался однажды Гектор Берлиоз. И его легко понять. От того, как дирижёр прочтет партитуру, во многом зависит успех композитора. Между художником и зрителем, между писателем и читателем нет посредников. А композитор целиком во власти исполнителей. Иногда исполнение губит произведение, в редких случаях — улучшает.

С Дебюсси однажды произошел такой случай.

Прослушав свое новое произведение, он сказал музыкантам: «Вы играете вдвое быстрее, чем у меня задумано… Но так гораздо лучше!». Разве это не высшая похвала дирижёру?

Одну и ту же книгу в разные годы можно воспринимать по-разному. Так и для дирижера партитура одного и того же про-изведения каждый раз может звучать по-новому. И он должен убедить в своей трактовке каждого исполнителя, а их в симфоническом оркестре около восьмидесяти! Наверное, прежде всего поэтому профессия дирижера до Дударовой казалась исключительно мужской.

Свою волю дирижер передает оркестру без слов, только с помощью жестов и мимики. Как же он справляется со своей задачей, если он один, а музыкантов восемьдесят? Хороший дирижёр работает так, что каждому оркестранту кажется: руки и глаза дирижёра обращены именно к нему. Это определение прекрасно подходит Веронике Дударовой, которая много лет руководит Государственным симфоническим оркестром при Московской филармонии.

Вероника Борисовна скоропостижно скончалась 15 января 2009 году в городе Москве на 93 году жизни. Она до последних своих дней  дирижирувала. Точно не помнит, когда ей пришло в голову встать за дирижерский пульт, чтобы диктовать своё понимание музыки оркестру, чтобы заражать своей любовью к музыке зал. Музыка была её стихией с самого детства. В восемь лет её приняли в школу одаренных детей при Бакинской консерватории.

В Ленинграде, куда переселилась семья Дударовых, Вероника продолжала учебу в музыкальном училище при Консерватории.

Однажды она попала на концерт Софроницкого, исполнявшего произведения Скрябина. Вероника последней ушла из зала, потрясённая обрушившимися на неё звуками. «С тех пор, — вспоминает Вероника Борисовна, — я убежденная поклонница Скрябина».

Вскоре она сделала ещё одно важное открытие. В Ленинграде гастролировал немецкий дирижер Отто Клемперер. В концертной программе был Бетховен, исполнялись его Третья и Пятая симфонии. Веронике, давно знавшей и любившей этого композитора, он открылся совершенно по-новому. Видимо, это «прозрение» и укрепило её в решении стать дирижером.

И вот Московская консерватория. Дударова подала заявление на дирижерский факультет.

Первый экзамен, фортепьяно, она сдала на “пятерку”.

Теперь предстоял экзамен по дирижированию, о котором в то время Вероника имела довольно смутное представление.

— Почему вы решили стать дирижером? — спросили её.

— Не устраивает фортепьяно. Очень люблю оркестр.

— Назовите, пожалуйста, свои самые любимые оперы.

— «Аида », «Пиковая дама ».

— Напомните, как начинается «Аида »?

— Прозрачным звучанием, — не очень уверенно произнесла Дударова.

Ей протянули палочку и попросили подирижировать пианистами, исполнявшими на двух роялях симфонию Моцарта Соль-минор. Вероника принялась отбивать такты, но уже через несколько минут опустила руки.

— Что случилось? Почему вы остановились?

— Они не так играют.

Члены комиссии переглянулись.

— А как бы вам хотелось?

Смущенная девушка напела начало симфонии — на этом экзамен и закончился. Убежденная в полном провале, Вероника уныло покидала класс.

— Что вас так расстроило? — остановил её декан дирижерского факультета Г. А. Столяров.

— А чему, собственно, радоваться?

— Но и причин для уныния я не вижу. Дирижером вы будете!

Искусство дирижирования — молодое, ему около 150 лет. Сначала оно сводилось лишь к отбиванию тактов. На первых порах эту функцию брал на себя клавесинист, потом — первая скрипка.

Первым крупным дирижером, разработавшим специальные жесты и вставшим спиной к публике, стал Рихард Вагнер. После него как выдающиеся дирижеры прославились Лист, Штраус, Тосканини, Рубинштейн, Направник…

Встречаясь с человеком, вооруженным дирижерской палочкой, в праздничной обстановке концертного зала, даже искушенные любители музыки слабо представляют себе, какого огромного нервного, умственного и физического напряжения требует от него каждый концерт. Только счастливое сочетание творческого дара, педагогического таланта и незаурядной воли помогали Веронике Дударовой подчинить себе оркестр и заслужить его признание. В долгие часы репетиций, во время концертов оркестранты остаются во власти ее взгляда, во власти взмахов её дирижерской палочки.

— Сейчас становится модным дирижировать без палочки, — рассказывает Вероника Борисовна. — Скверная привычка. Дирижерская палочка, удлиняя руку дирижера, делает каждое его движение более выразительным и чётким.

Действительно, правая рука, вооруженная палочкой, регулирует темп, ритм и размер музыки. А левая в это время раскрывает нюансы, оттенки произведения. «Правая рука — от разума, левая — от сердца», — говорил французский дирижер Шарль Мюнш.

Более полувека спиной к зрителю, лицом к оркестру стояла Вероника Дударова, отдавая и разум, и сердце музыке.
Спиной к зрителю_2

На состоявшемся в 2003 году 1100-летнем юбилее города Пскова главным музыкальным руководителем была Вероника Дударова.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *