Жить, а не доживать

«В глубокой старости обыкновенно думают, что только доживают свой век. Напротив, в глубокой старости идёт  самая драгоценная, нужная жизнь и для себя, и для других». Эти слова Льва Николаевича Толстого звучат убедительно — они подкреплены творческой энергией писателя, его общественным темпераментом, не угасавшими до последних дней. А прожил он, как известно, 82 года.

Жить, а не доживать

Передо мной фотография Александра Александровича Микулина, академика, выдающегося конструктора авиационных двигателей. Он снят в 65 лет, но выглядит этаким молодцем с теннисной ракеткой в руках. Когда Микулина отстранили от основной работы, он взялся за своё здоровье. В тот период я встречался с ним в коридорах издательства, куда он приносил свои статьи, а потом и рукопись книги «Активное долголетие». Микулин для меня — пример, мечтаю прожить как и он, до девяноста лет. Кажется, у меня есть основания на это надеяться. В нашем роду немало долгожителей, причём активных. Отец в 80 лет руководил мужским хором ветеранов, а в 88 стал в нём солистом. Он обладал завидным оптимизмом и жизнелюбием. И мама ему в этом не уступала. Она в свои 95 лет сохранила ясный ум и хорошую память.

Но долголетие зависит не только от  наследственности. По моим наблюдениям, не менее важна востребованность человека. Замечательные слова сказал Игорь Моисеев в день своего 90-летия: «Отступать некуда – надо танцевать». И действительно, станцевал на глазах  у миллионов телезрителей.

Я не много прошу у старости – ясности ума, чёткого ритма сердца, твердости руки, душевного равновесия. Придерживаюсь простых правил, сформулированных кем-то из древних: живи для других, не ожидай обогащения и не считай годы.

Человек стареет тем медленнее, чем интенсивнее трудится его душа. Противостоять старости способен тот человек, который верит в свои возможности и способен к творчеству, в чём бы оно ни проявлялось. Сведения, которые я собрал о столетних людях, подтверждают это. Ксения Петровна Гемп – женщина легендарная. Она организовала в блокадном Ленинграде производство пищевых добавок из водорослей, а после войны создала на Белом море первую в мире подводную плантацию по их выращиванию. До 60 лет плавала с аквалангом. Когда ей исполнилось 103 года, на вопрос о секрете  долголетия ответила: «Я много путешествовала, много работала, не позволяла себе уставать от жизни».

В ноябре 2012 года  в возрасте 104 лет умерла американка Сильвия Вашингтон. Она оставила  такой завет: «Быть старым – не плохо и не хорошо, не грустно и не весело. У старости есть всё, что было до неё, плюс знание людей и себя. Если вам удавалось идти по жизни смеясь, продолжайте в том же духе: у вас нет повода для уныния».

Актриса Джина Лоллобриджида тоже не собирается стареть. Она придерживается такой установки: хранить в памяти положительные эмоции и быстро забывать плохое. Она часто приводит в пример свою  тетушку, которая дожила до 113 лет, причём до 103 лет работала. «Она прожила жизнь, светясь и искрясь» — так говорит о ней актриса.

Игорь Константинович Зиновьев умер, не дожив  до 110 лет совсем немного.  В одном из интервью он рассказывал: « Я просыпаюсь в шесть утра, делаю гимнастику, несколько минут по системе йогов стою на голове, ежедневно принимаю душ. А затем рисую. Работа меня спасает». Игорь   Константинович  считал,  что   для  человека  главное – внутренняя   самодисциплина.  К  современной  медицине  относился скептически, не  любил  обращаться  к  врачам,  делал это в крайних случаях. Часто вспоминал, что в   России  до революции  были  семейные   доктора, которые  лечили  всю  семью, помнили и знали каждого пациента в отдельности.

Директор Всероссийского НИИ геронтологии академик Владимир Николаевич Шабалин считает, что всем органам человека, особенно мозгу, нужна постоянная тренировка. Если человек избегает нагрузок, он обрекает себя на преждевременное старение.

Итак, альтернатива старению – деятельность и оптимизм, свежесть чувств. Мне нравятся слова музыканта Пабло Казальса, написанные им в 93 года: «Возраст – вещь относительная. Когда продолжаешь работать и впитываешь красоту мира, который тебя окружает, то не чувствуешь старости. Я многое теперь воспринимаю острее, чем прежде, а жизнь для меня становится всё увлекательнее».

Интересно проследить такую тенденцию: великие поэты, как правило, живут недолго, а великие философы славятся долголетием. В чём тут дело? Видимо, в том, что поэты живут сильными эмоциями, страстями, а философам присуща мудрость. Неконтролируемые эмоции заводят человека в критические ситуации, а мудрость помогает избегать их. И в преклонном возрасте люди, особенно люди творческие, способны остро чувствовать, но эти эмоции уже не бросают их в крайности.

Считается, что для прогресса требуется быстрая смена поколений, потому что старые люди не желают принимать новые идеи. Но старики – хранители традиций, а всякая новая идея должна быть отточена на оселке опыта. Поэтому миру необходимы не только новаторы, но и мудрые консерваторы – замечательные и мудрые старики.

Старость часто сравнивают с осенью, когда природа увядает. Образ в принципе верный, только ведь и осень бывает разной. Природа нередко демонстрирует удивительную стойкость, одаривая и в октябре, и в ноябре голубым небом без единого облачка, пленительным золотом деревьев, неяркими, но прекрасными цветами. Природа увядает легко и красиво, и это естественный этап её существования.

Мне очень жаль тех, кто, выйдя на пенсию, заперся в четырёх стенах и ни разу не рискнул оторваться от дома. Понятно, что пожилые люди стеснены в материальных и финансовых средствах, им приходится думать о хлебе насущном. Но старикам в не меньшей степени не  хватает воздуха, эмоциональной наполненности, посильного и желанного труда. Надо набраться мужества и в один прекрасный день осуществить свою мечту — поехать на Волгу, или на Байкал, или в Пушкинские места, в Михайловское. Торопитесь! После шестидесяти наступает благословенный возраст – эта истина должна быть доказана лично вами.

Великие долгожители:

▪ Платона смерь застала за сочинением очередного трактата в 76 лет.

▪ Микеланджело взялся за проектирование купола собора Св. Петра в 80 лет.

▪ Тициан не выпускал из рук кисть до самой смерти, насупившей на 99-м году его жизни.

▪ Галидей закончил свои «Диалоги о движении» в 72 года.

▪ Гёте написал последнюю часть «Фауста» в 82 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *